Объявления

Уважаемые коллеги! 20 ноября 2015 г. состоится межвузовский научно-методический семинар «Межкультурная коммуникация: аспекты дидактики». Тема семинара: «Методика преподавания иностранных языков в неязыковом...
Уважаемые коллеги! Восточный институт, Институт Внутренней Азии Бурятского госуниверситета приглашают Вас принять участие в международной научно-практической конференции молодых ученых «Азиатско-Тихоокеанский регион:...
Кальмина Л.В., Малыгина О.А. Институт военного губернатора в имперской системе власти России (на примере Забайкальской области) Язык публикации – русский В монографии...
Восточный институт, Институт Внутренней Азии Бурятского госуниверситета приглашают Вас принять участие в международной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых...
Архаические формы религии и тэнгрианство в этнокультурогенезе народов Внутренней Азии Рецензенты: Тугужекова В.Н., докт. ист.н., профессор Хакасского государственного университета, директор; ХакНИИЯЛИ...

Монголия в меняющейся Азии

Константин Митупов*, Алексей Михалев**

Привычные стереотипы о Монголии имеют все меньше и меньше общего с реальностью. Сегодня эта страна один из самых перспективных внешнеэкономических игроков в восточноазиатском регионе

Поворот вектора внешней политики России на Восток, предполагающий более тесное сотрудничество с Китаем и Индией, непосредственно повлияет и на наши отношения с Монголией. И 2014 год оказался крайне насыщенным событиями в сфере российско-монгольских отношений. В сентябре состоялся визит президента Владимира Путина в Монголию. А еще 20 мая, во время встречи в Шанхае, Владимир Путин и президент Монголии Цахиагийн Элбэгдорж договорились о необходимости трехсторонних переговоров России, Китая и Монголии в августе 2014 года в Улан-Баторе. 16 июля правительство Монголии обсудило Проект среднесрочной программы развития стратегического партнерства между Монголией и Российской Федерацией.

Что стоит за этой программой и каковы перспективы нашего сотрудничества? Ответ на этот вопрос напрямую связан с тем, насколько в России представляют место современной Монголии в мировой политике и ее амбиции в Азии. В большинстве случаев ответы на эти вопросы отягощены историческим опытом советской эпохи, который по степенно уходит в прошлое. Представления о современной Монголии как о чьем-либо сателлите в корне неверны, хотя ее экономика зависит от Китая, а в политической сфере страна тесно сотрудничает с США и НАТО. Монгольские военные контингенты находятся в самых разных точках планеты, начиная с Ирака и Афганистана и заканчивая Сьерра-Леоне. При этом страна является одним из наиболее стабильных наблюдателей в Шанхайской организации сотрудничества. 20 мая 2012 года в Чикаго Монголия впервые приняла участие в саммите НАТО в качестве участника Программы индивидуального сотрудничества и кооперации. Эта программа была подписана в марте 2012-го и стала первой согласованной НАТО и Монголией в рамках более гибкого сотрудничества со странами, вносящими значительный вклад в международную безопасность.

Центрально-азиатский волк

Современная Монголия уверенно претендует на лидерство в Центрально-Азиатском регионе. Основной критерий, определяющий это стремление, — уровень развития демократии, фиксируемый западными экспертными структурами. Например, президент США Джордж Буш в 2005 году назвал Монголию бастионом демократии в Северной Азии. Вслед за ним известный специалист по Монголии Алисия Кэмпи отметила, что «Монголия с Востока, а Турция с Запада могут стать лидерами, руководящими конструктивным развитием региона». Однако все это не означает, что Монголия однозначно ориентирована на Запад.

Не менее интересны ее инфраструктурные проекты с Японией, например по строительству аэропорта, а также в сфере атомной энергетики. Сотрудничество с Южной Кореей, Малайзией и Сингапуром свидетельствует о стремлении страны интегрироваться с крупнейшими экономиками Азии. По аналогии с динамично развивающимися «азиатскими тиграми » Монголию^ среде западных экспертов называют центрально-азиатским волком. Еще в 2004 году в монгольской экономике зарегистрированы характерные для «азиатских тигров» темпы роста — 10,6%. Это увеличение было вызвано ростом мировых цен на медь и золото — основные экспортные товары Монголии. В 2005 году добыча золота в этой стране существенно увеличилась, а горнодобывающая отрасль все больше утверждается как наиболее перспективный сектор экономики страны.

В 2012 году начался бурный экономический подъем, связанный с ростом добывающей отрасли. По инвестициям в горнодобывающую сферу этой страны лидирует КНР. На добывающую отрасль приходится 44% общего объема китайских инвестиций. Сегодня, по данным Всемирного банка, Монголия входит в первую треть стран мира с точки зрения условий для ведения бизнеса, опережая по этому показателю даже Испанию с Польшей.

Что определило подобную позицию? С одной стороны, богатство природными ресурсами: золотом, ураном, молибденом, медным концентратом и нефтью. С другой — непосредственное соседство с крупнейшей в мире ресурсопотребляющей страной — Китаем, рынок которого открыт для монгольских поставок. В этой ситуации Монголия пытается позиционировать себя как конкурент России, от энергоносителей которой она по-прежнему зависит. Выйти из этой зависимости, по определению президента Элбэгдоржа, — стратегическая задача. В стране реализуются проекты развития альтернативной энергетики, рассматриваются проекты строительства ГРЭС и АЭС. Однако все это возможно лишь в долгосрочной перспективе, хотя западные инвесторы готовы поддержать такие начинания. Но главное — определен вектор изменений: стремление к суверенитету и отказ от советского наследия в экономике.

При этом на уровне деклараций Монголия стремится выстраивать тесные партнерские отношения с Россией. В столице страны, где проживает почти 40% населения (1,4 млн человек), действуют «русские центры», открыта православная церковь. В этом году исполняется 75 лет с победы советско-монгольских войск на Халхин-Голе. К чести монгольского руководства нужно сказать, что все попытки пересмотра и переоценки этих событий не получают поддержки официальных властей. Более того, мемориалы воинской славы сохранены и не подвергаются вандализму. Однако памятники В. И. Ленину почти все ликвидированы. Происходит четкое разделение идеологии и событий, определивших обретение Монголией суверенитета. В этом плане исторический багаж предыдущей эпохи оказывает позитивное влияние на наши двусторонние отношения.

Основные экономические показатели Монголии
Население 3 млн человек
ВВП по обменному курсу 11 млрд долларов
ВВП по ППС 17 млрд долларов
ВВП по ППС на душу населения 5,9 тыс. долларов
Дефицит бюджета 8,1% ВВП
Инфляция 8,2%
Текущий платежный дефицит 3,6 млрд долларов
Основные покупатели экспорта КНР —89%, Канада — 4 , 1 %
Основные поставщики импорта КНР — 37,5%, РФ — 25,6%, США — 9,4%,
Южная Корея — 6,1%, Япония — 4,9%
Внешний долг 5 млрд долларов
Источник: CIA Factbook

Изменение идентичности

Впрочем, о наличии устойчивой русской культурной доминанты в этой стране говорить не приходится. Монголия все больше ориентируется на южнокорейские культурные модели. Это находит свое выражение в массовой культуре, в моде, а иногда и в религии. Все это резко диссонирует с антикитайскими настроениями. Китай по отношению к Монголии является инвестором номер один, на первом месте он и по экспорту товаров массового потребления. Однако именно это рассматривается как экспансия и вызывает негативную реакцию в обществе. Она находит идеологическое обоснование в исторических контекстах противопоставления кочевой и оседлой ментальности. Именно в этих случаях речь идет об изменении истории в угоду политической конъюнктуре. За последние двадцать лет монгольская история приобрела ярко выраженный имперский лоск. Ее наследие оказалось запечатлено в материальных объектах культуры на улицах и площадях в статуях Чингисхана и его потомков. При этом сами современные «потомки Чингисхана» предпочитают ориентироваться на корейский стиль и японское образование.

Подобные изменения идентичности монголов напрямую обусловлены распространением иностранного образования в стране. Отказ от советской образовательной модели и упадок модели национальной привели к тому, что современная монгольская молодежь сформировалась в европейских, корейских и японских вузах (при этом многие еще успели застать «русские» школы). Во многом это люди с весьма отличным от российского типом мышления, с другими ценностями, иным видением будущего своей страны. Учитывая немногочисленность населения Монголии (3,1 млн человек) и значительный процент молодежи, эта страна в перспективе будет казаться все более непонятной и непредсказуемой. Говоря о стратегическом партнерстве с Россией, в Улан-Баторе постоянно будут стремиться интегрироваться в Северо-Восточную Азию. Причина тому — высокий уровень бедности, выталкивающий монголов в качестве дешевой рабочей силы на рынки Южной Кореи и Японии. Только в Южной Корее сейчас проживают 19,5 тысяч монголов, из которых 9,5 тысяч — нелегально, а 10 тысяч имеют официальный вид на жительство. При этом 44% монголов живут в Корее с семьями.

* Директор Института Внутренней Азии Бурятского государственного университета.

** Доцент кафедры государственного и муниципального управления Института экономики и управления Бурятского государственного университета.